October 29th, 2008

ДОМОЙ! Колонка редактора - 3

С недавних пор цветное приложения к "Газете" стали выкладывать в сеть. На сайт попадают все рубрики, кроме колонки редактора. Вот она.

Игра в ящик

Говорящая голова к профессору Доуэлю никакого отношения не имеет - говорящими головами сейчас называют ведущих из ящика. А ящиком называют известно что - телевизор. Другим, причем более ранним смысловым вариантом ящика, является гроб. Достаточно вспомнить выражение "сыграть в ящик", и память промоткой выдаст "гроб с музыкой", "гроб на колесиках". Тем и другим, собственно, ящик и является.

Знакомая - профессиональный арт-критик - однажды чрезвычайно удивилась, узнав мое негативное отношение к ящику. "А я, - сказала она, - сразу же, как прихожу домой, включаю телек. Не для информации, конечно, - мне надо, чтобы живая картинка была". Правильно, арт-критику картинка нужна. Причем живая картинка - именно что не для информации, так как информацией для арт-критика являются картины как таковые. То есть произведения искусства. А к искусству разве применимы понятия "живого" или "мертвого"?

Парадоксальная взаимозамена тех же понятий в безинформативной функции телевизионного ящика с некоторых пор превратила наше отношение к нему в разновидность игры. И вкус к этой игре просто надо однажды осознать. Ведь ящик с говорящими головами - тот же вертепный ящик с куклами. В свое время вертепные представления были одной из простейших форм уличного театра. Это был театр одного сюжета. Сюжет библейский, простирающийся между указом царя Ирода об избиении младенцев и восходом Вифлеемской звезды, знаменующем спасенность главного младенца человечества. Таким образом, вертепная игра в ящик была о жизни и о вере в жизнь. А современный извод этой игры - просто сыгранность в ящик. И эта игра продолжается.