?

Log in

No account? Create an account
Установки теперь все другие? - Маленький Моцарт [entries|archive|friends|userinfo]
Маленький Моцарт

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Установки теперь все другие? [Apr. 19th, 2006|05:11 am]
Маленький Моцарт
Недавно шли с Варей на день рождения ее приятеля Феди в Политехнический музей. Выходим из метро "Кузнецкий мост", Варя спрашивает про первое же большое здание, которое мы проходим: Илюш, это музей? Нет, говорю, это "Детский мир". Проходим еще пару шагов, впереди еще один Большой Дом. Илюш, говорит Варя нетерпеливо, ну хоть это теперь Политехнический музей? Я давлюсь и отвечаю, что нет, это совсем не музей, хотя и здание более чем историческое. А чем оно так знаменито? - на голубом глазу спрашивает Варя. Я, как могу, без лишних подробностей, вкратце объясняю ей, чем именно вписало себя в историю здание на Лубянской площади. Варя насупила брови, обдумывает. молчит. Наконец спрашивает: а что тут теперь? Я тоже обдумываю ответ и честно отвечаю: Федеральная служба безопасности. Значит, все изменилось, радостно спрашивает Варя? Немая сцена.

Этот момент вспомнился мне, когда я решил прочесть книжку Кима, подаренную Тусей, а конкретно раздел "Однажды Михайлов...", где Юлий Черсанович вспоминает о тех славных временах, когда ему приходилось уходить от хвоста, печатать на даче листовки, размножать "Хронику текущих событий" и защищать книгу Ахматовой во время обыска от лап чекиста. Эти замечательные воспоминания ведь тоже, несомненно, написаны с надеждой (ну, слабой, и все же) на то, что нечто изменилось и подобное больше не повторится. Действительно, изменилось. Теперь они стали умнее. Они поняли, что можно не запрещать джинсы, рок-музыку и даже Солженицына, ибо это для них совершенно не опасно. Напротив, можно показать даже по федеральному каналу сериал (местами на удивлением неплохой) "В круге первом" как показатель гласности и свободомыслия. В сериале, кстати, есть такая реплика:

- До того люди задурены, что стань сейчас посреди улицы, кричи "долой тирана! да здравствует свобода!" - так даже не поймут, о каком таком тиране и о какой еще свободе речь.

Я не сравниваю, разумеется, 1949-й год и 2006-й, однако вполне применимо и к сегодняшнему дню. Только в 1949-м бы за подобное хулиганство - забрали, а сегодня никто не обратит внимания. Во времена, которые описывает Ким, говорит дозволялось шепотом на кухне - теперь кухня расширилась до масштабов "Билингвы", отлично. Мой новый коллега по РЖ, говорят, давеча вещал там про то, что цензуры никакой нет - ок, допустим, но она в явном виде и не нужна, когда многие товарищи и без всякой цензуры бегут впереди паровоза. А что досаднее всего - это что теперешние дети, скорее всего, вообще не стали бы читать что бы то ни было в духе "Однажды Михайлов", а если и стали бы, то вполне на голубом глазу решили бы, что это о давнем прошлом. Ну, хорошо, Махнушке Туся расскажет, Варе с Веней тоже найдется кому рассказать, но многие абитуриенты сегодняшнего дня толком не представляют даже, что произошло в нашей стране в 1991 году. Более давние времена для них тем более старина седая. Им не приходит в голову, что не было компьютеров, что были запрещенные книжки, и масса других вещей не приходит в голову тоже. Эдуард Львович рассказывал, что беседовал со школьниками о тех временах и, когда предлагал детям представить самих себя в тех обстоятельствах, они хорохорились и говорили: нет, ну как это, не придут ведь они и не залезут в мой компьютер!? А я им не мог объяснить, - сетовал Эдуард Львович, - что "им" иной раз и приходить никуда не нужно, что ты сам возьмешь и как миленький отнесешь свой компьютер куда следует... особенно если тебе намекнут этак ненавязчиво: "У вас ведь есть дети, верно? Вы же их любите?"

И в этом смысле "они", конечно, не изменились. И они по-прежнему у руля. Вот какие два поста вчера соседствовали в моей ленте друзей. Скажут, что я все валю в одну кучу и что КГБ - отдельно, криминал - отдельно, а беспредел в армии - отдельно, а об угрозе фашизма вообще только шизофреники кричат. Нет, товарищи. Дом на Лубянке не случайно и раньше, и теперь назывался словосочетанием, где фигурировало слово "безопасность". Они именно что озабочены больше всего собственной безопасностью. На нас с вами им наплевать, но не пассивно, а активно, то есть нам еще постояно дают почувствовать, до какой степени им на нас наплевать. В этом смысле ничего не изменилось. А вот и три главки из цикла "Однажды Михайлов" - Тусь, а почему их нет в книге, кстати? Те, что вошли в книгу, - еще интересней.
linkReply

Comments:
From: ex_ninja_127620
2006-04-19 05:04 pm (UTC)
Замечание на полях немного в тему:
Знаешь, Семеныч, я пришел к выводу, что интеллигенция всегда не при чем. Точнее, не "не при чем", а "не при делах". И всегда была "не при делах". Пока происходят разные гуманитарные прения, невзрачные персонажи становятся Главными Врачами, Главными Пожарными и Главными еще черти-кем в городах и весях. А когда они ими становятся, они начинают кучковаться и устраивать банкеты. Круговая порука на основе "классовой солидарности" и коррупции.
Ничего нового не произошло - сразу вспомнил "Ревизора". А затем все эти "главные люди" объединяются в одну "главную" политическую партию.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: xfqybr
2006-04-19 08:58 pm (UTC)

Давай покрасим холодильник...

Совершенно верно. Прочитал вчера по поводу дебатов в "Билингве", что это, мол, теперь и есть самая настоящая публичная политика. Понятно, что двигало автором этих слов: мысль о том, что это куда живее и интереснее той политики, которую показывают по телевизору. И с этим не поспоришь. Но по большому счету это не более чем буря в стакане воды. Пока одни дебатируют в "Билингве", другие пополняют ряды серой массы, которая медленно, но верно заполняет всё, что может заполнить. Думая над этим постом, настолько проникся "граждански гневом", что как-то забыл про дела, которые происходят в нашем и дружественных изданиях. А ведь все процессы в "Газете", "Известиях" и так далее являются прямым отражением всего того, что происходит и за границами этих изданий - и наоборот. Насколько серы верховные андроиды, настолько же серы новые редактора "Газеты". И не случайно, что одна из первых перемен в редакции, которую они инициировали - покраска белых стен в серый цвет. Вроде бы тоже мелочь.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: ex_ninja_127620
2006-04-19 09:14 pm (UTC)

Re: Давай покрасим холодильник...

Меня удивляет насколько быстро и организованно они превращаются в целый сплоченный класс. Урбанистический феодализм.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: xfqybr
2006-04-19 10:35 pm (UTC)

Re: Давай покрасим холодильник...

О похожей вещи, хотя и немного в другом ключе, писал Достоевский в "Бесах".

В смутное время колебания или перехода всегда и везде появляются разные людишки. Я не про тех так-называемых "передовых" говорю, которые всегда спешат прежде всех (главная забота) и хотя очень часто с глупейшею, но всё же с определенною более или менее целью. Нет, я говорю лишь про сволочь. Во всякое переходное время подымается эта сволочь, которая есть в каждом обществе, и уже не только безо всякой цели, но даже не имея и признака мысли, а лишь выражая собою изо всех сил беспокойство и нетерпение. Между тем эта сволочь, сама не зная того, почти всегда подпадает под команду той малой кучки "передовых", которые действуют с определенною целью, и та направляет весь этот сор куда ей угодно, если только сама не состоит из совершенных идиотов, что впрочем тоже случается.

Достоевский говорит не совсем о той серой массе, о которой речь у нас тут, - или все же именно о ней? - однако с серой массой его людишек роднит именно эта готовность оказаться в нужном месте, когда придет их время. Около 2000 года оно в очередной раз пришло.
(Reply) (Parent) (Thread)