Маленький Моцарт (xfqybr) wrote,
Маленький Моцарт
xfqybr

Установки теперь все другие?

Недавно шли с Варей на день рождения ее приятеля Феди в Политехнический музей. Выходим из метро "Кузнецкий мост", Варя спрашивает про первое же большое здание, которое мы проходим: Илюш, это музей? Нет, говорю, это "Детский мир". Проходим еще пару шагов, впереди еще один Большой Дом. Илюш, говорит Варя нетерпеливо, ну хоть это теперь Политехнический музей? Я давлюсь и отвечаю, что нет, это совсем не музей, хотя и здание более чем историческое. А чем оно так знаменито? - на голубом глазу спрашивает Варя. Я, как могу, без лишних подробностей, вкратце объясняю ей, чем именно вписало себя в историю здание на Лубянской площади. Варя насупила брови, обдумывает. молчит. Наконец спрашивает: а что тут теперь? Я тоже обдумываю ответ и честно отвечаю: Федеральная служба безопасности. Значит, все изменилось, радостно спрашивает Варя? Немая сцена.

Этот момент вспомнился мне, когда я решил прочесть книжку Кима, подаренную Тусей, а конкретно раздел "Однажды Михайлов...", где Юлий Черсанович вспоминает о тех славных временах, когда ему приходилось уходить от хвоста, печатать на даче листовки, размножать "Хронику текущих событий" и защищать книгу Ахматовой во время обыска от лап чекиста. Эти замечательные воспоминания ведь тоже, несомненно, написаны с надеждой (ну, слабой, и все же) на то, что нечто изменилось и подобное больше не повторится. Действительно, изменилось. Теперь они стали умнее. Они поняли, что можно не запрещать джинсы, рок-музыку и даже Солженицына, ибо это для них совершенно не опасно. Напротив, можно показать даже по федеральному каналу сериал (местами на удивлением неплохой) "В круге первом" как показатель гласности и свободомыслия. В сериале, кстати, есть такая реплика:

- До того люди задурены, что стань сейчас посреди улицы, кричи "долой тирана! да здравствует свобода!" - так даже не поймут, о каком таком тиране и о какой еще свободе речь.

Я не сравниваю, разумеется, 1949-й год и 2006-й, однако вполне применимо и к сегодняшнему дню. Только в 1949-м бы за подобное хулиганство - забрали, а сегодня никто не обратит внимания. Во времена, которые описывает Ким, говорит дозволялось шепотом на кухне - теперь кухня расширилась до масштабов "Билингвы", отлично. Мой новый коллега по РЖ, говорят, давеча вещал там про то, что цензуры никакой нет - ок, допустим, но она в явном виде и не нужна, когда многие товарищи и без всякой цензуры бегут впереди паровоза. А что досаднее всего - это что теперешние дети, скорее всего, вообще не стали бы читать что бы то ни было в духе "Однажды Михайлов", а если и стали бы, то вполне на голубом глазу решили бы, что это о давнем прошлом. Ну, хорошо, Махнушке Туся расскажет, Варе с Веней тоже найдется кому рассказать, но многие абитуриенты сегодняшнего дня толком не представляют даже, что произошло в нашей стране в 1991 году. Более давние времена для них тем более старина седая. Им не приходит в голову, что не было компьютеров, что были запрещенные книжки, и масса других вещей не приходит в голову тоже. Эдуард Львович рассказывал, что беседовал со школьниками о тех временах и, когда предлагал детям представить самих себя в тех обстоятельствах, они хорохорились и говорили: нет, ну как это, не придут ведь они и не залезут в мой компьютер!? А я им не мог объяснить, - сетовал Эдуард Львович, - что "им" иной раз и приходить никуда не нужно, что ты сам возьмешь и как миленький отнесешь свой компьютер куда следует... особенно если тебе намекнут этак ненавязчиво: "У вас ведь есть дети, верно? Вы же их любите?"

И в этом смысле "они", конечно, не изменились. И они по-прежнему у руля. Вот какие два поста вчера соседствовали в моей ленте друзей. Скажут, что я все валю в одну кучу и что КГБ - отдельно, криминал - отдельно, а беспредел в армии - отдельно, а об угрозе фашизма вообще только шизофреники кричат. Нет, товарищи. Дом на Лубянке не случайно и раньше, и теперь назывался словосочетанием, где фигурировало слово "безопасность". Они именно что озабочены больше всего собственной безопасностью. На нас с вами им наплевать, но не пассивно, а активно, то есть нам еще постояно дают почувствовать, до какой степени им на нас наплевать. В этом смысле ничего не изменилось. А вот и три главки из цикла "Однажды Михайлов" - Тусь, а почему их нет в книге, кстати? Те, что вошли в книгу, - еще интересней.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 88 comments