Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Слушал 1 - 12.01.2020

Ван дер Аа. Spaces of Blank, Song Cycle for Mezzo-Soprano, Orchestra and Soundtrack
Адамс. John's Book of Alleged Dances
Айнем. Процесс, акт 1
Андриссен. Мистерии (Янсонс). Theatre of the World: Scene 3, 4
Антейл. Квартет №3
Бетховен. Egmont, Op. 84: Overture (Антонини)
Булез. Sur Incises (1996/1998) pour trois pianos, trois harp, trois percussion-claviers: Moment II
Брамс. Фортепианный концерт №1 (части 2, 3)
Бриттен. Глориана, акт 3. Curlew river
Вивальди. RV 171 - Concerto in Do maggiore per violino, archi e basso continuo (Минази)
Вивье. Сиддхартха. Paramirabo for flute, violin, cello and piano (1978)
Гайдн. Роланд-паладин
Дюсапен. Uncut (Solo No. 7 pour orchestre)
Дюфаи. Complete Secular Music (CD4)
Катлер. Elsewhereness
КИНОпробы (сборник)
Кокконен. Квартет №2
Колль. In Extremis
Куртаг. Stele (3 раза)
Бернхард Ланг. Die Sterne des Hungers. Monadologie VII
Лигети. Lontano for Large Orchestra. Реквием (2 раза)
Люлли. Альцеста (сюита)
Mahavishnu Orchestra. Visions Of The Emerald Beyond
The Mars Volta. Frances The Mute
Моцарт. Музыка к пьесе «Тамос, царь Египетский»
Мюрай. Le désenchantement du monde (Concerto for Piano & Orchestra) (Эмар)
Нёргор. Dream Play. Singe die Gдrten, mein Herz, die du nicht kennst
Онеггер. Пасифик 231
Оффенбах. Прекрасная Елена, акт 1. Сказки Гофмана, акт 2
Раскатов. Потерянный рай?
Раутаваара. Квартет №1. Isle of Bliss
Рейнвос. Fuoco E Fumo
Рим. Duo Concerto for Violin, Cello and Orchestra
Римский-Корсаков. Сказка о царе Салтане
Rikard Sjöblom & Den Gyllene Orkestern. Cyklonmannen
Rikard Sjöblom's Gungfly. Please Be Quiet (Deluxe Edition) и песни из других альбомов
Ринго Старр. Live At Soundstage
Стравинскй. Canticum sacrum (Мадерна)
Сумера. Симфония №4
TOOL. Lateralus
Фернейхоу. terrain
Хенце. Muses of Sicily. The Tedious Way to Natasha Ungeheuer's Apartment Show for 17 Performers. Whispers from Heavenly Death. Being Beauteous: Cantata from "Illuminations". Симфонии №№2, 5, 1
Циммерман. Perspektiven, Musik zu einem imaginaeren Ballett f. 2 Klaviere
Шёнберг. Ожидание
Шпор. Concertante für 2 Violinen
Р. Штраус. Ариадна на Наксосе

Слушал на концертах:
Барток. Семь пьес для двух фортепиано из цикла «Микрокосмос» (1940)
Бах. Рождественская оратория (кантаты №№4, 5, 6)
Бойс. Voluntaries / Волюнтарии (фантазии) для органа (1779)
Воан-Уильямс. Соната для скрипки и фортепиано ля минор (1954)
Дрезеке. Маленькая сюита для английского рожка и фортепиано, соч. 87 (1911)
Лангер. «Плач» для скрипки и струнного оркестра (2001)
Песни «Сулико», «Эх, мороз-мороз», «Аз дер ребе Элимелех»
Прач. Фанданго для клавира, соч. 2 (1795)
Сметана. «Утешение» (№ 2) из цикла «Сны» (1875), «Медведь» (№ 4) из II тетради «Чешских танцев» (1879), Романс соль минор (1880)
Фалья. Сюита из балета «Любовь-волшебница», G. 69 (1925)
Форе. Трио для фортепиано, скрипки и виолончели ре минор, соч. 120 (1923)
Франц. Шесть песен, соч. 52 (ок. 1884)
Хачатурян. Трио для кларнета, скрипки и фортепиано (1932)
Цинцадзе. Хоруми (1948) и Сачидао (1950) для альта и фортепиано
Шульгоф. Концертино для флейты, альта и контрабаса (1925)
Шуман. Пять пьес в народном духе для виолончели и фортепиано, соч. 102 (1849)
  • Current Music
    Шпор. Concertante für 2 Violinen
  • Tags

Еще одно из самых длинных интервью (побит многолетний рекорд!)

Александр Лазарев, январь 2006: 4030 слов (25549 знаков с пробелами)

София Губайдулина, ноябрь 2008: 4033 слова (26662 знака с пробелами)

Патриция Копачинская, январь 2010: 4370 слов (27443 знака с пробелами)

Евгений Баранкин, сентябрь 2011: 4348 слов (28833 знака с пробелами)

Ефрем Подгайц, октябрь 2009: 4491 слово (29193 знака с пробелами)

Луи Андриссен, ноябрь 2013: 4564 слова (29328 знаков с пробелами)

Лев Маркиз, март 2004: 4648 слов (29670 знаков с пробелами)

Михал Клауза, декабрь 2016: 4738 слов (30825 знаков с пробелами)

Александр Лазарев, сентябрь 2009: 4830 слов (31104 знака с пробелами)

Алексей Парин, июнь 2014: 4967 слов (32246 знаков с пробелами)

Тамара Эйдельман, июль 2010: 5657 слов (35976 знака с пробелами)

Юлий Ким, ноябрь 2011: 5819 слов (37966 знаков с пробелами)

Марис Янсонс, август 2017: 6535 слов (40617 знаков с пробелами)

Еще одно из самых длинных интервью (Ким по-прежнему лидирует)

Александр Лазарев, январь 2006: 4030 слов (25549 знаков с пробелами)

София Губайдулина, ноябрь 2008: 4033 слова (26662 знака с пробелами)

Патриция Копачинская, январь 2010: 4370 слов (27443 знака с пробелами)

Евгений Баранкин, сентябрь 2011: 4348 слов (28833 знака с пробелами)

Ефрем Подгайц, октябрь 2009: 4491 слово (29193 знака с пробелами)

Луи Андриссен, ноябрь 2013: 4564 слова (29328 знаков с пробелами)

Лев Маркиз, март 2004: 4648 слов (29670 знаков с пробелами)

Александр Лазарев, сентябрь 2009: 4830 слов (31104 знака с пробелами)

Тамара Эйдельман, июль 2010: 5657 слов (35976 знака с пробелами)

Юлий Ким, ноябрь 2011: 5819 слов (37966 знаков с пробелами)

Алексей Парин, июнь 2014: 4967 слов (32246 знаков с пробелами)

Михал Клауза, декабрь 2016: 4738 слов (30825 знаков с пробелами)

Слушал 01 - 15.01.2016

Адамс. Saxophone Concerto
Айвз. Mists (2 раза). С колоколен и гор. Adagio Sostenuto, "At Sea"
Ахо. Trio for clarinet, Violin and Piano. Китайские песни
Барраке. По ту сторону случайности (Камбрелен)
Бах. Cello Suite No. 4 in E flat major, BWV 1010. Cello Suite No. 5 in C minor, BWV 1011. Cello Suite No. 1 in G major, BWV 1007 (arr. S. Rowland-Jones for viola) (Рысанов)
Бенджамин. Написано на коже
Берг. Лулу-сюита (Мазур). Die Nachtigall from Sieben frühe Lieder arranged for 16 voices a cappella
Боуи. Blackstar
Брамс. Serenade No 2 in A (Эрнест Бур)
Бриттен. Симфониетта
Булез. Structures pour deux pianos - Livre I (братья Контарски, 2 раза). Свадебный лик. Фортепианная соната №3 (Paavali Jumppanen, 2 раза). Figures, Doubles, Prismes, 2ème version 1968. Structures pour deux pianos - Livre II (Эмар, Боффар). Improvisé - Pour le Dr Kalmus. Domaines. Eclat - Multiples: Eclat, pour quinze instruments. Eclat - Multiples: Multiples, pour vingt-cinq instruments (inachevé). Domaines pour clarinette et groupes instrumentaux
Васкс. Episodi e Canto Perpetuo. Партита (Давид Герингас, Калле Рандалу, Дмитрий Ситковецкий)
Веберн. 3 Songs From Viae Inviae. Entflieht auf leichten Kähnen. Zwei Lieder Op. 19
Вивальди. Concerto Op. 1 No. 12 in D minor, RV63 '' La Follia''
Вивье. Lonely Child (де Леу)
Гёр. Behold the Sun
Дебюсси. Лунный свет (трио Жака Лусье)
Заппа. Joe's Garage. You Are What You Is. Hot Rats
Jethro Tull. Nightcap - The Chateau D'Isaster Tapes. Songs From The Wood. Benefit. Thick As A Brick 2
Канчели. Фортепианный квартет
Картер. Trije glasbeniki. Horn Concerto. What are years. String Quartet #2
Лютославский. Prelude for GSMD, Fanfare for Louisville, Novelette
Мендельсон. Serenade and Allegro giocoso for Piano and Orchestra (дир. Маркиз)
Мессиан. Тема с вариациями. Cinq rechants for 12 mixed voices a cappella
Мийо. Симфонии №№7, 9
Нассен. Music For A Puppet Court
Петтерсон. Симфонии №4, 16, 5, 3
Прокофьев. Кантата к ХХ-летию Октября (Титов)
Рим. Ins Offene... (Version 2), for orchestra (Альбрехт)
Сарриахо. Cinq reflets
Стравинский. Регтайм
Тавенер. Requiem for Father Malachy
Уствольская. Composition I - Dona nobis pacem. Composition II - Dies irae (де Леу)
Хартман. Симфонии №№4, 5, 1 (Мецмахер), №7 (2 разных исполнения), №8 (2 разных исполнения, одно из них - дважды)
Холлигер. Siebengesang (2 раза)
Цендер. Schubert-Chore (Нотт)
Циммерман. "Die Soldaten", vokalsinfonie fur 6 Solisten und Orchester, Intermezzo and 2nd scene (Capriccio, Corale e Ciaconna II) from the Second Act
Чин. Piano Études (Clare Hammond, 2 раза)
Шёнберг. Тема с вариациями ор.43а. Серенада (Крафт)
Шнитке. Реквием
Штокхаузен. Hymnen (Dritte Region) Elektronische Musik mit Orchester (Этвеш)
Шуберт. Симфония №2 (Нотт)
Щедрин. Фортепианный концерт №2 (Амлен)
Эйслер. Piano Sonata No. 1. Nonet No. 2, Suite for Nine Instruments
François Hadji-Lazaro. Et si que...?
Mats Larsson Gothe. Концерт для виолончели и духовых
Serly. Rhapsody for viola & orchestra (Lawrence Power; Bergen Philharmonic Orchestra, Andrew Litton)

Слушал на концертах:
Жан-Пьер Дюпор (1741–1818) Соната ля минор для облигатной виолончели и бассо континуо
Моцарт (1756–1791) Вариации на тему менуэта Дюпора для фортепиано, KV 573 (1789)
Паганини (1782–1840) Ghiribizzo (Каприс) №20 для гитары соло на тему из оперы Моцарта «Дон Жуан» (1820)
Йозеф Горовиц (р. 1926) Вариации на тему Паганини для квартета саксофонов (1974)
Геза Фрид (1904–1989) Elephant Variations («Вариации слона») для контрабаса и струнных на тему Сен-Санса, соч. 91 (1977)
Cен-Санс (1835–1921) Вариации на тему Бетховена для двух фортепиано, соч. 35 (1874)
Бетховен (1770–1827) 12 вариаций на тему из оратории Генделя «Иуда Маккавей» для фортепиано и виолончели, WoO 45 (1796)
Гендель (1685–1759) Ария Ринальдо («Cara sposa» / «Дорогая супруга») из оперы «Ринальдо» (1711)
Гайдн (1732–1809) Трио соль мажор для фортепиано, скрипки и виолончели («Цыганское»), соч. 82 №2 (1795)
Лист (1811–1886) «Венгерская рапсодия» №14, S.244/14 (1846)
Кастельнуово-Тедеско (1895–1968) Romancero Gitano («Цыганское романсеро»), концерт для хора и гитары на стихи Лорки, соч. 152 (1951)
Дворжак (1841–1904) «Цыганские песни», соч. 55 (1880)
Брамс (1833–1897) Квартет для фортепиано и струнных соль минор, соч. 25 (1861)
Денисов (1929–1996) Вариации на тему Шуберта для виолончели и фортепиано (1986)
Бетховен (1770–1827) Септет ми-бемоль мажор для кларнета, валторны, фагота, скрипки, альта, виолончели и контрабаса, соч. 20 (1800)
Харбисон (р. 1938) November 19, 1828 («19 ноября 1828-го») для фортепианного квартета (1988)
Шуман (1810–1856) Der Nussbaum («Орешник») из вокального цикла «Мирты», соч. 25 (1840) Стихи Юлиуса Мозена
Брамс (1833–1897) Immer leiser wird mein Schlummer («Глубже все моя дремота») из 5 песен, соч. 105 (1886–1888). Стихи Германа Линга
Вольф (1860–1903) In dem Schatten meiner Locken («В тени моих локонов»), №12 из «Испанской книги песен» (1890). Стихи Пауля Хейзе Er ist's («Это он!»), №6 из «Стихотворений Эдуарда Мёрике» (1888)
Сергей Ахунов (р. 1967) «Лесной царь» для альта и фортепиано (2015)
Шуберт (1797–1828) – Жан Франсе (1912–1997) Три военных марша, соч. 51 (ок. 1822 – 1987)
Мийо (1892–1974) La création du monde («Сотворение мира»), сюита из балета, соч. 81b (1923)
Пуленк (1899–1963) Соната для валторны, трубы и тромбона (1922, 2 ред. 1945)
Пелецис (р. 1947) «Музыка за стеной» для скрипки, альта, виолончели и фагота (1984)
Мартину (1890–1959) Камерная музыка №1 для кларнета, скрипки, альта, виолончели, арфы и фортепиано, H.376 (1959)
Фалья (1876–1946) Концерт для клавесина и камерного ансамбля (1926)
Филановский (р. 1968) «Шмоцарт» для фортепиано, скрипки и виолончели (2006)
Бриттен (1913–1976) Симфониетта, соч. 1 (1932)

Еще одно из самых длинных интервью (Ким лидирует, Т.Н. догоняет)

Александр Лазарев, январь 2006: 4030 слов (25549 знаков с пробелами)

София Губайдулина, ноябрь 2008: 4033 слова (26662 знака с пробелами)

Патриция Копачинская, январь 2010: 4370 слов (27443 знака с пробелами)

Евгений Баранкин, сентябрь 2011: 4348 слов (28833 знака с пробелами)

Ефрем Подгайц, октябрь 2009: 4491 слово (29193 знака с пробелами)

Луи Андриссен, ноябрь 2013: 4564 слова (29328 знаков с пробелами)

Лев Маркиз, март 2004: 4648 слов (29670 знаков с пробелами)

Александр Лазарев, сентябрь 2009: 4830 слов (31104 знака с пробелами)

Тамара Эйдельман, июль 2010: 5657 слов (35976 знака с пробелами)

Юлий Ким, ноябрь 2011: 5819 слов (37966 знаков с пробелами)

Алексей Парин, июнь 2014: 4967 слов (32246 знаков с пробелами)

Лицо с обложки

6 мая 1997 года я впервые пришел на работу в место, позже ставшее Русским Журналом. Первой вещью, которую показал мне mitia, был компьютер. Второй - свежий номер "Журнала.ру". "Это журнал про интернет, - сказал мне Митя. - Всё, что там написано, прочти несколько раз, а лучше выучи наизусть". Многие, возможно, помнят обложку этого номера, на которой были изображены четыре лица. Из них сразу бросались в глаза два - лицо афроамериканца (из четверых он был единственный афроамериканец) и лицо Димы Ицковича (у него была очень заметная борода). Еще два лица принадлежали девушкам, на тот момент мне неизвестным. Я довольно скоро понял, что тот день был для меня во всех отношениях судьбоносным, но не сразу понял, до какой степени. Поскольку одной из тех девушек оказалась Лада. И скоро десять лет, как мы знакомы, и совсем чуть позже десять лет, как мы вместе (вот мы с зайцем...). Ладик, я очень люблю тебя.

  • Current Music
    Шуман на фоне сериала "Родина"
  • Tags

Итоги. "1948 год в советской музыке"

Уже несколько лет читаю в основном музыкальную литературу и время от времени начинаю беспокоиться по поводу этой ограниченности. Правда, давно уже не попадалось художественной литературы, которую мне советовали бы прочесть так же настойчиво, как Лада советовала прочесть Белля (и уговорила всего-то за пять лет, и я очень его полюбил) - за несколькими исключениями: в первую очередь это "Благоволительницы" (прочту когда-нибудь) и "Ложится мгла на старые ступени" (прочту в ближайшее время). На исходе ушедшего года, однако, прочел одну за другой две музыкальные книги, которые на время меня от этого беспокойства избавили. Первая - "Дальше - шум" Алекса Росса, вторая "1948 год в советской музыке" Екатерины Власовой. Обе я прочитал с тем же трепетом, с каким читаешь замечательный роман, и даже более того: "1948 год", дочитав, начал немедленно читать по второму разу. За последние годы у меня так было только с "Миром глазами Гарпа" в 2005 и "Групповым портретом с дамой" в 2009.

Итак, "1948 год" - книга совершенно замечательная. Во-первых, ее название слишком скромно: фактически это подробная история советской музыки с 1917 по 1949 гг., и если бы так же подробно была написана история отечественной музыки до 1991 гг. (а в идеале и до наших дней), ей бы не было цены. Во-вторых, из книги ясно, что многое про 1948 год мы представляем себе крайне приблизительно: так, вроде бы общеизвестный факт, что после разгрома композиторов-формалистов (литераторов, генетиков) в столице должны были последовать разгромы на местах, и каждое заметное учреждение должно было посечь своего локального Шостаковича или Зощенко. Оказывается, случались и осечки, в данном случае с Ленинградом. В-третьих, в книге попросту рассказывается об огромном количестве фактов не слишком известных, потрясающих воображение. Перечислю лишь некоторые.

В 1949 году готовилось "дело музыковедов" - по образу и подобию собраний 1948 года, осуждающих композиторов, уже шли собрания, осуждавшие музыковедов-космополитов. Причем градус именно политических обвинений был существенно выше, чем годом раньше, - людям было впору сушить сухари. Однако было решено послать Шостаковича в Америку, одно не слишком вязалось с другим, и "дело" постепенно спустили на тормозах. То есть музыковедение фактически разгромили, но политическое дело затухло.

Собственно опера "Великая дружба", о которой все слышали в основном в связи с постановлением. Да, Сталин был недоволен в том числе тем, что одним из ее героев был Орджоникидзе, но были и другие важные причины для его недовольства. Первая - то, что опера, которую поэтапно улучшали и дописывали самые разные соавторы, оказалась попросту плоха, слишком явно плоха для того, чтобы идти как главная советская опера, чего от нее ожидали. Вторая - то, что невероятные деньги были не только потрачены на постановку в Большом; автор успел еще и заключить договоры чуть ли не со всеми театрами страны и по многим из них получить деньги, как тогда практиковалось.

В 1944 году прошел пленум Союза композиторов СССР, опубликованные материалы которого лишь в малой степени отражали то, что на самом деле там говорилось. А говорились там вещи невероятно смелые для момента, находящегося примерно посередине между 1936 и 1948 годами - так уж короток и необычен был этот момент, что Шостакович, Прокофьев, Шебалин, Попов и другие будущие жертвы постановления были на коне. (В книге также приводится статистика издания сочинений Прокофьева в СССР в те годы - цифры поражают воображение! Даже в годы войны, когда ничего не хватало, Прокофьева издавали так широко, как не издавали никого.) В том числе Шебалин изрядно критиковал своего ученика Хренникова, и не он один. Не знаю, прав ли автор книги в том, что действия Хренникова в 1948 году носили характер в том числе и личной мести. Более того, я вполне верю в то, что сейчас часто пишут о Хренникове (а композитор Броннер даже обещает набить морду тем, кто будет говорить о нем плохо): что он был фигурой неоднозначной, что, громя людей с трибун, он им же и помогал, и т.д. Однако в книге доказано, во-первых, что позднейшие воспоминания самого Хренникова об этих временах не во всем соответствуют действительности. И, во-вторых, что Хренников не просто зачитывал с трибуны то, что требовалось (это приходилось делать людям и более почтенным), а вел и более активные действия. Вот фрагмент, где он вполне достоин знаменитой судьи Савельевой:

Оголевец: Я переживаю тяжелую драму сознания. Вот моя первая и главная тягчайшая ошибка - отношение к Стравинскому... Мнимые красоты "Весны священной" заслонили от меня ее... враждебность, какофоничность.

Хренников: А нам неинтересно это слушать. Скажите, почему вы писали порочные книги?

В общем, пересказывать хочется всю книгу (а чего стоят эпизоды с Гольденвейзером и Асафьевым!). Вот лишь еще один эпизод: ленинградский союз композиторов в 1948 году тоже должен был осудить формалистов. Прошло собрание, звучали доклады, однако материалы их не были изданы. Потому что были они совершенно не ко времени. Там многие говорили смело, а смелее всех Мравинский. В том числе о Шостаковиче: "С этим огромным талантом у нас должна быть связана убежденность в том, что не кто иной, как он покажет нам в музыке действительно то, что нужно, исправит то, что нужно исправить, и даст нам". Это говорилось о композиторе, который был подвергнут критике на высшем уровне и которому тоже было впору сушить сухари

Здесь об этой книге подробно - рекомендую.

Катя Дашкевич


Вчера ей исполнилось бы 37. А не стало Кати в августе 1994 года, то есть уже почти столько же лет с тех пор прошло, сколько она успела прожить. К сожалению, ничего не нахожу о ней в Сети, хотя ее любили очень многие и многие ее, конечно, помнят. Двадцать лет назад вместе с нею и еще несколькими ребятами (среди них Костя Богомолов, ныне известный режиссер, а тогда - главный спорщик на наших занятиях) мы ходили к репетитору готовиться к сочинению. Сочинение Катя написала на 5 и сразу поступила на филфак, так как была медалисткой. В то лето, прошедшее под знаком экзаменов, мы очень дружили, потом общались реже; в начале сентября 1994 года нам сообщили, что она погибла. Она была очень хорошая.

Давно я не лежал в Колонном зале (Сахарный Кремль)

Был на заключительном концерте VII Фестиваля симфонических оркестров мира. Впечатления двоякие. С одной стороны, оркестр Московской филармонии играл очень хорошо. Журналисты на него давно не ходят, значительная часть публики тоже исключила его из своего поля зрения, а между тем он может играть на очень высоком уровне. Только вот главным дирижером он посажен на строгую репертуарную диету, поэтому в его программах редко можно услышать что-то необычное. Сегодня как раз была такая программа:

Царь Иван Грозный. Стихира на праздник Владимирской иконы Богоматери «Вострубите трубою»
Царь Федор Алексеевич. «Достойно есть» (гармонизация Ивана Гарднера)
Милий Балакирев. «Русь», симфоническая поэма
Осип Козловский. «Гром победы, раздавайся!»
Сергей Ляпунов. «Торжественная увертюра на русские темы»
Дмитрий Бортнянский. «Коль славен наш Господь в Сионе»
Цезарь Кюи. «В честь 300-летия Дома Романовых»
Алексей Львов. «Боже, Царя храни!»
Александр Глазунов. «Коронационная кантата»
Александр Гречанинов. «Гимн свободной России»
Сергей Прокофьев. Проект гимна РСФСР (первое публичное исполнение)
Георгий Свиридов. Проект гимна СССР
Петр Чайковский. «1812 год», торжественная увертюра

На часть программы я опоздал, хотя, по словам тех, кто был с начала, она мало отличалась от того, что было дальше. Повторюсь, играли хорошо, и все же что значила эта программа в контексте всего фестиваля, фестиваля оркестров? Мы тут спорим о том, как сыграли Брукнера, Шостаковича, сравниваем впечатления, а затем по всем этим тонкостям наносится такой вот акустический, точнее, репертуарный удар. Сама идея, может быть, и любопытна, но скорее как идея: слушать такое количество патриотического мажора тяжело, более того, противоестественно. Ну до чего надо довести слушателя, например, меня, чтобы увертюра "1812 год" - не самое лучшее сочинение не самого моего любимого композитора - вызывала чувство "Ну наконец-то хорошая музыка началась"?

Но самое сильное впечатление - это двойное (в конце каждого из отделений) исполнение «Боже, Царя храни!» - значительная часть зала вставала, многие подпевали. Было бы, конечно, еще смешнее, произойди такой концерт завтра, чем бы ни обернулся день, но и накануне пресловутого марша поди пойми: это концерт происходит в каком-то другом измерении, это он отстал от времени? Или это мы с нашим маршем маргиналы, а настоящий мейнстрим вот он, с коллективным вставанием под «Боже, Царя храни!»?

О танкистах и пиарщиках: эхо прошедшей войны

Оригинал взят у dolboeb в О танкистах и пиарщиках: эхо прошедшей войны
Прекрасная дискуссия между писательницей Юлией Латыниной (представленной как журналист) и пиарщиком Владимиром Мединским (представленным как профессор, доктор исторических наук) случилась неделю назад на «Эхе». Речь шла о Второй мировой войне, о событиях, предшествовавших её началу, о степени готовности СССР и гитлеровской Германии к 22 июня...

Мединский, как и положено доктору исторических наук, начал своё выступление с обвинения оппонента и всех, кто может быть с ним согласен, во лжи, клевете и предательстве. Я грешным делом подумал, что он до конца передачи выдержит этот замечательный формат полемики — когда в ответ на цифры и факты звучат обвинения в измене Родине. Но не тут-то было. Дальше пиарщик-единоросс решил блеснуть эрудицией, и сообщил массу нового о событиях Второй мировой и Великой Отечественной. Он рассказал, что советские танки были полное говно, морально устаревшее, не имели ни радиосвязи, ни экипажей. Дальше он поведал, что Советский Союз ни на кого из соседей (включая Финляндию, Прибалтику и Польшу) с 1939 по 1941 год не нападал, никого не оккупировал, он просто мирно «инкорпорировал» в свой состав территории, которые сами об этом мечтали. Рассказал Мединский и о потерях немцев в первые дни войны — они у него ощутимо превысили численность немецкой техники, участвовавшей в боях. Поведал он и о том, что совместный советско-нацистский парад в Бресте является клеветнической выдумкой (информация об этом параде известна из опубликованных в СССР мемуаров обоих командовавших им генералов — и советского, и немецкого). При этом ни дня в своей жизни не служивший в советской армии пиарщик с бронью МГИМО не забыл уличить Юлию Латынину в том, что она не сидела в танке.

Дискуссия вышла превосходная, а результат — предсказуемый. По телефону Латынину поддержали 64% слушателей, через Интернет — 78%. Но самое интересное случилось чуть позже, когда на сайте «Эха Москвы» пошли развёрнутые комментарии по цифрам и фактам, прозвучавшим в дискуссии. Две реплики отдельно рекомендую вниманию читателя этих строк, небезразличного к истории вопроса.

Сенатор Починок довольно дотошно разобрался с цифрами потерь, немецких и союзнических, придуманными Мединским.

А «предатель Резун», более известный читающей публике как писатель Суворов, обиделся за советские танки. И неудивительно: в отличие от пиарщика и журналистки, он не просто «сидел» в танке, а за пару лет до рождения на свет Мединского стал командиром танкового взвода в Советской Армии. Суворов обиженно выдал длиннющую справку о советских танках времён начала войны, из которой следует, что в дни Великой Отечественной Мединского бы расстреляли за пособничество Геббельсу, причём, для разнообразия, совершенно заслуженно. Возможно, Суворов и преувеличивает в чём-то достоинства советских танков, и умаляет заслуги немецко-фашистских конструкторов, но, по крайней мере, это аргументированный и предметный комментарий эксперта с цифрами и фактами. Если у кого-то из читателей есть свои соображения по поводу того, чьи танки быстрей, то рад буду выслушать в комментариях. Только не надо, пожалуйста, рассказывать мне про измену Родине — Мединский про это всё уже сказал, и не один раз. Есть факты — давайте факты.