Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Метод Жолковского (к 20-летию Русского Журнала)

Три месяца назад на «Кольте» вышла заметка Александра Жолковского Silentium. В ней он пользуется излюбленным методом – не называя имен, пишет о героях так, что не угадать их невозможно, хотя бы минимально представляя себе контекст. Вот об одном из них – «мой учитель был не просто моим научным руководителем, но и образцом культурного геройства и гражданской смелости, диссидентом, тираноборцем, страдальцем за правду». Вот о другом: «Покойный, на вид иссушенный филолог-буквоед глубоко античного склада, был вполне ренессансной фигурой» (на всякий случай, если вдруг кто не поймет, заметка снабжена портретом упомянутого филолога).

Это напомнило мне о том, как издавались так называемые мемуарные виньетки Жолковского. Издавались они по-разному. Речь там тоже часто шла об известных людях, чьи имена зачастую можно было угадать. Например, упоминался самовлюбленный поэт З. с его сварливым характером. Кто таков З., угадал бы не всякий, однако виньетки множились и выходили все новыми дополненными изданиями. Очередное из них наконец было снабжено именным указателем. Воспользовавшись им, можно было легко узнать, что самовлюбленный сварливец – это Заходер, и так далее.

Жолковский продолжал писать виньетки и некоторые из них предлагал Русскому Журналу, где я служил выпускающим редактором. Вышеупомянутое издание виньеток с именным указателем вышло незадолго до того, как он прислал для публикации в РЖ заметку «Школы для дураков». Прочитав ее, я с радостью увидел, что могу применить метод Жолковского (З. - Заходер) к его же тексту. Как некоторые, наверное, помнят, в РЖ тогда было принято ставить ссылки с чего угодно на что угодно, и метод Жолковского сюда вполне подходил:

«Она была молода, повторяю, патентованно красива, была любимицей питерской литературной богемы, за ней тянулся шлейф знаменитых романов, работать особенно не приходилось, все было схвачено... обо всем она имела мнение и с шикарной прямотой его высказывала, ее капризы радостно сносились... Картинка тех лет: она полусидит-полулежит, в желтой шерстяной блузке и черных брюках, длинные ноги разбросаны широко и высоко, - но брюки не в обтяжку, выпуклости не подчеркнуты, дело не в эросе, а в hubris'е, "гордыне", it's not about sex, it's about power, - и держит речь о Мережковском и Гершензоне, об ограниченности мужчин, полагающих, что им идут исключительно голубые рубашки, о поправке Джэксона-Вэника... you name it».

Разумеется, я радостно расцветил этот абзац разнообразными ссылками, имеющими отношение к Асе П., Сергею Д. и так далее. Заметка была опубликована. Через полчаса в редакцию позвонил возмущенный Жолковский (напоминаю, незадолго до этого раскрывший имена своих героев, в прежних изданиях названных лишь инициалами) и потребовал ссылки убрать. Так Жолковский не одобрил применения метода Жолковского. Примером которого отчасти является и эта запись.

Трудно выразить эмоции под маской

Как и обещал. Вчера мы встречались со студентами пединститута в восьмой раз, и это была, кажется, лучшая наша встреча. После того, как мы отвлеклись от т.н. классики на рок-оперу "Иисус Христос - суперзвезда" (причем девушки, предложившей ее посмотреть и обсудить, не было ни тогда, ни после) и довольно-таки чудовищный мюзикл "Моцарт. Рок-опера", мне хотелось вновь вернуться к академическому жанру. Тем более что две постановки "Дон Жуана" мы смотрели и обсуждали в течение трех занятий. А потом еще "Амадея" - до середины - смотрели. Было это в предыдущий раз, когда явка составили число 4, и все четверо были юноши (пришла еще - впервые - одна беременная студентка, которую я отпустил сразу). В этот раз явка составило число 11, и юноша среди них был 1. Посвятив некоторое время обсуждению столь причудливой явки, я предложил досмотреть "Амадея" либо посмотреть оперу Ынсук Чин "Алиса в стране чудес". Притащив "Алису", я исходил из того, что студентам не помешает познакомиться с современной музыкой, подобной которой они наверняка не слышали, но возможный шок от звукоряда будет сглажен всем известным сюжетом и более чем зрелищной постановкой. Все вполне ожидаемо выбрали "Алису", и мы начали смотреть.

Посмотрели чуть меньше половины, комментировали активно, реагировали живо, первая пара подходила к концу. А многие из студентов работают, представьте себе, и после первой пары уходят. И даже не всегда предупреждают. Поняв, что с этим мне не справиться (и что заставить их написать что-либо дома почти нереально), я уже однажды дал им письменную работу в конце первой пары. И сейчас собирался сделать то же. Собираюсь спросить, сколько человек собирается в перерыве уйти, нажимаю на паузу... раздается громкий коллективный выдох. "У меня один вопрос", - говорю. И тут, чего никогда не бывало, все 11 начинают говорить одновременно! И очень взволнованно. "Ну и опера! Вот загрузили так загрузили! Всю душу вынули! Да это психоделия, вообще! И вы так уверенно сказали, что нам понравится?"

"Ну, - говорю, - я имел в виду, что это наверняка произведет на вас сильное впечатление. Произвело же?" "О да". После этого работу писали так, что столы скрипели, почти каждый исписал по два листка (чаще им хватает одного). Я бы, в общем, не удивился, если бы они пожали плечами и сказали, что такой музыки не понимают (Ынсук Чин - ученица Лигети, музыка ее в этой опере, на мой испорченный вкус, вполне "вегетарианская", попроще того же Лигети). Но их невероятно зацепило, у них пробудилась работа мысли, как никогда прежде. Читаю их работы - формулировки местами неточные, наивные (прошу не смеяться), но равнодушным не остался никто. Почти все так или иначе отмечают то, что безумность музыки вполне соответствует духу сказки. Несколько цитат:

"Я пребываю в замешательстве после этой оперы. Если автор добивался такого состояния шока, какое возникло у меня (даже подчерк поехал), то это достаточно гениальный автор".

"Нужно отдать должное актерам - трудно выразить эмоции под маской - им удается".

"Композитор добивается полного погружения в сюжет оперы, безумный сюжет, и это ему определенно удалось... Еще произвела впечатление покатая сцена - такое нигде не приходилось видеть мне".

"...произведение отличается стремлением авторов задушить зрителя эмоциональностью, чтобы погрузить в мир Алисы". Студентка, которой принадлежит эта корявая, но выразительная фраза, сказала замечательные слова (не без легкого оттенка злорадства по отношению к "Алисе", но я был счастлив): "После этого мне еще больше понравился "Дон Жуан", причем обе постановки, которые мы смотрели".

Совсем будет всё хорошо, когда бухгалтерия закончит оформлять документы и начнет платить. ("А если мы хорошо себя будем вести, нам в бассейн еще воду обещали налить".)
  • Current Music
    Мартину. Параболы, Симфония #6
  • Tags

Радость

Ура, это наконец случилось. Варя сдала специальность и сдала на 4, что для нее в трудных условиях нынешнего учебного года - настоящий прыжок выше головы. Музыкальная школа закончена. Спасибо Варе и ее учительнице Елене Валентиновне, с которой вместе Варя прошла эту последнюю часть непростого пути! А также ее предыдущим учителям - Кате, Айшат и особенно Нигоре Султановне, конечно. Ура!
  • Current Music
    Кшенек. Струнное трио ор.118
  • Tags

Катя Дашкевич


Вчера ей исполнилось бы 37. А не стало Кати в августе 1994 года, то есть уже почти столько же лет с тех пор прошло, сколько она успела прожить. К сожалению, ничего не нахожу о ней в Сети, хотя ее любили очень многие и многие ее, конечно, помнят. Двадцать лет назад вместе с нею и еще несколькими ребятами (среди них Костя Богомолов, ныне известный режиссер, а тогда - главный спорщик на наших занятиях) мы ходили к репетитору готовиться к сочинению. Сочинение Катя написала на 5 и сразу поступила на филфак, так как была медалисткой. В то лето, прошедшее под знаком экзаменов, мы очень дружили, потом общались реже; в начале сентября 1994 года нам сообщили, что она погибла. Она была очень хорошая.

Какая мука воспитывать

У Вари в комнате регулярно беспорядок. Время от времени Лада не выдерживает и устраивает там большую уборку. Я сержусь и говорю, что при этом условии у Вари порядка не будет никогда, поскольку она привыкнет к тому, что за нее всегда убирает мама. Лада объясняет, что не может терпеть такой свалки, в то же время соглашается со мной и обещает, что это последний раз, но потом все повторяется снова.

Сегодня я увидел, что, хотя и сержусь на Ладу, сам поступаю почти так же. Когда Варя пришла из школы, на кухне было убрано и посуда была помыта. Варя приготовила себе обед, оставшуюся от готовки посуду поставила в раковину и рядом с ней, а есть ушла в свою комнату. Как же насчет посуды? - спросил я. Обязательно помою, - отозвалась она. До Вариного прихода у меня было настолько чисто, - в пределах возможного - что не хотелось и минуты лишней сидеть в кухне с немытой посудой. Так что я помыл ее сам, хотя и сознавал, что неправ. Варя появилась сильно позже, очевидно забыв о своем обещании и исчезнувшей посуды не заметив. Мне ли сердиться на Ладу... а что же делать?

троечники-3

Спасибо, Андрей Семенович! Отлично написали. Особенно это:

Автор короткой заметки о «Тайне трех», автор длинной статьи о «мифах и штампах» и многие похожие на них персонажи, конечно, вольны бахвалиться дутой «образованностью», бухать в колокол, не поглядев в святцы, держать потенциальных читателей за дурачков. Мне (нам) с ними детей не крестить. Но от изданий, которые привык уважать и считать своими, я (и не только я) вправе требовать элементарного уважения. Которого не заменишь разговорами о «праве на эксперимент», «эффекте провокации» и «дискуссионности». О вкусах спорят, о таблице умножения — нет.

Действительно. Тысячу раз прав graf_g, когда говорит, что бороться с уровнем всеобщей лажи следует в первую очередь собственной добросовестной работой - а не тем, чтобы кричать об этой лаже на всех углах, подмечая, у кого что не так. И тем не менее трудно полностью следовать гришиному совету, когда половина авторов, на одну тему с которыми пишешь и ты, через два текста на третий перевирает факты и имена с фамилиями: будь то позавчерашний студент, будь то преподающий в Консерватории доктор наук или убеленный сединами автор многих монографий с почтенной фамилией. Как-то раз на форуме некий активный его участник (ненароком попавший в пост "Какая боль") с пеной у рта защищал одного из моих любимых авторов. Кто-то из представителей общественности пытался, типа, спорить по существу, обсуждать какие-то частности... и совершенно зря: о таблице умножения действительно не спорят. Если музыкант выйдет на сцену с ненастроенным инструментом, мы едва ли будем обсуждать масштаб его исполнительского дарования. Так же нет смысла и спорить о том, насколько адекватно пишет тот или иной критик, если он периодически перевирает факты и имена. Ну зачем быть доктором наук, чтобы написать после концерта исполнителя такого-то: сейчас исполнитель такой-то работает над такими-то записями, которые выйдут тогда-то - когда они уже вышли и продавались на описываемом концерте (и попутно ошибиться в написании фамилии)? Короче, почему все лажают?

Лытдыбр

Иногда, когда по той или иной причине удается встать рано, то к середине дня появляется дивное ощущение: еще вроде так рано, а ты уже столько успел... другое дело, что остаток дня проходит примерно так же, как и обычно, но это уже второй вопрос. Ощущение это хорошо знакомо мне с весны 1996 года, с тех пор, "когда у нас была группа" (привет Бивису и Баттхеду). Репетировали мы в семь утра, для этого надо было встать в шесть, а то и раньше, но поскольку это было ради любимого дела, да и сил было больше, раннее пробуждение ничуть не ломало. И когда после этого ты ехал в универ на первую или вторую пару, чувства при этом были самые приятные: день только начинается, а ты уже успел сделать что-то хорошее!

Сегодня удалось успеть многое. Встать пришлось в семь, чтобы отвести вот этого перца в школу и попутно поздравить dyrbulschir с днем рождения. Отвел в школу, на обратной дороге зашел в магазин, купил бухла (гениальный "первак" почему-то больше не продают, пришлось обойтись хрестоматийной зубровкой) и какой-то экзотический цветок, поздравил по второму разу, досмотрел конец серии "Тайн следствия-2" (или уже 3?). Поехал в родную школу, прочитал лекцию о Прокофьеве; почему-то, кроме Шостаковича, это единственный композитор, о котором мне вполне органично рассказывать, не имея на столе конспекта. Приходили послушать graf_g и ninja_127, которому предстояло два урока спустя читать чуть ли не первую в своей жизни лекцию - о самураях. В течение следующего урока душевно поболтали с ним и с aleshru, который был одет наподобие преуспевающего яппи.

Покидая школу, прошел мимо кабинет #31. В нем давала урок Марина З., а всего-то девять лет назад я учил ее класс, она тогда была в восьмом, и первый мой урок с ними был именно в этом кабинете... едва ли она могла тогда подумать, что окажется сравнительно скоро на моем месте. У нее был отличный класс, кстати, учить их было одно удовольствие. Марина З., Оксана Н., Даша Е., Андрей С., Илья С., Андрей Ц., Андрей К. и многие другие... огонь-ребята и все, как на подбор, отличники! Интересно, много ли читающих узнает цитату.

Потом я заехал проведать Рому Гончарова на старом-новом рабочем месте, а по дороге на работу меня вдруг остановил странный человек. Порой кажется, что они бывают только в кино или в анекдотах, но в жизни, как выясняется, тоже. Он спросил меня, часто ли я тут бываю и занимаюсь ли компьютером. Понимаешь, пояснил он, мы тут кароче одного парня ищем, он нам должен остался, ты похож на него. Но отвечаешь спокойно, не ломанулся от нас... так что это вроде не ты. Это точно не ты? Точно, - честно ответил я. Вот понимаешь Илюха, - сказал мой новый друг, - мы тебя уважаем, потому что ты нармальный парень, говоришь как мужик и с тобой ну просто побазарить приятно. Хотя мы в общем легко тебя можем вычислить, если что. Но теперь, вдруг проблемы возникнут, ну тут, в центре, если что, ссылайся на Лёлика, понял. А че читаешь? А где работаешь? Я ответил. А, уточнил он, то есть когда знаменитый пианист приезжает, ну типа Борис Березовский, это ты вот на такие ходишь, да? Слушай, а по газетным делам ты с ребятами из "Спорт-экспресса" не пересекаешься? Увы, ответил я, и мы разошлись, довольные друг другом.

У редакции я встретил Кузьминского. "Сейчас с бандитом разговаривал", - похвастался я. "Где, там?" - спросил он, показав в ту самую сторону, откуда я пришел. "Ну да", - ответил я. "Пойду туда, - обрадовался Боря и ускорил шаг. – Люблю с бандитами разговаривать".

Update. По дороге из школы почему-то перестал работать CD-плеер, который барахлил с тех пор, как некоторые его уронили. Но утром он еще работал. А днем отказался напрочь. Это было тем обиднее, что мне вернули десяток дисков, взятых год назад, и мне хотелось послушать все их разом. Но плеер их не читал. А это ведь все равно как если воздух перекрыть!

Лазерные диски-3. Юношество.

1

Купил вчера во "всеСОЮЗном" на Ленинском оперу Бриттена "Curlew river". Пока ничего не понял, но уж очень верные люди рекомендовали. Так что буду расслушивать. Они еще "Поворот винта" его же советовали, но его на сей раз там не было, хотя месяц назад был. Но это ничего - со временем куплю и "Поворот винта" тоже.

2

- Имя? имя? - нетерпеливо спросил Лембке, как бы вдруг о чем-то догадавшись. Степан Трофимович еще осанистее повторил свое имя.

- А-а-а! Это... это тот рассадник... Милостивый государь, вы заявили себя с такой точки... Вы профессор? Профессор?

- Когда-то имел честь прочесть несколько лекций юношеству -ского университета.

- Ю-но-шеству! - как бы вздрогнул Лембке, хотя бьюсь об заклад, еще мало понимал, о чем идет дело и даже может быть с кем говорит.

- Я, милостивый государь мой, этого не допущу-с, - рассердился он вдруг ужасно. - Я юношества не допускаю. Это всё прокламации. Это наскок на общество, милостивый государь, морской наскок, флибустьерство... О чем изволите просить?

- Напротив, ваша супруга просила меня читать завтра на ее празднике. Я же не прошу, а пришел искать прав моих...

- На празднике? Праздника не будет. Я вашего праздника не допущу-с! Лекций? лекций? - вскричал он бешено.
(Оригинал)

Это я к тому, что сегодня завершил очередной курс лекций по музыке ХХ века для очередного 11 класса "в" нашей гимназии. Разумеется, не все из запланированного удалось выполнить, но полторы новые темы в этом году появились в курсе - надеюсь, это немало. Дальше будет еще больше.

Глядя в телевизор

С утра минут пять поглядел "Школу злословия". Татьяна Толстая и Дуня Смирнова против Диброва. Порадовался, что на земле по-прежнему много того, что может удивлять. Нет, Дибров меня никогда сильно не радовал (особенно когда начинал петь), но здесь с первого же взгляда было видно, кто из присутствующих в кадре интереснее и на чьей стороне хочется быть. Дибров далеко не ангел, но он говорил удивительно естественным (что для него редкость) тоном и относительно по делу, тогда как Таня с Дуней придирались к каждому его слову и были рады опустить Диму по любому поводу или без оного. Хотел написать "стыдно", но вспомнил, что недавно мне здесь уже досталось за это слово. Впрочем, я уже его написал. Это туманная аллегория, которую лень расшифровывать. Для тех, кто понимает, конечно.