Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Два года. Итоги

Как я уже говорил, по ряду причин не получилось написать, согласно традиции прошлых лет, об итогах 2009 и 2010 гг., а уж пора итоги 2011 г. подводить! Поэтому несколько слов про эти два года - конспективно.

Не пишу о Вениных достижениях, о которых рассказывал отдельно. Всех нас удивила Варя, решившая поступать не в гуманитарный класс, что выглядело бы наиболее естественно, но в биолого-химический. Несмотря на наши доводы в пользу того, что мы в этих предметах не сильны и помочь ей в них практически не сможем, Варя приняла решение, поступила и учится. Как всегда, удержаться куда сложнее, чем поступить, но она держится, и в ее жизни это, возможно, самое крупное достижение.


Мы второй раз побывали на Керети, незабываемо сплавали на Приполярный Урал, по приглашению дорогих друзей были в Будапеште и даже съездили оттуда в Вену на примечательную выставку одной картины Вермеера. Из-за вулкана мне не довелось слетать в Берлин, зато побывал в Екатеринбурге и в Перми, гостеприимство в обоих городах потрясающее. Невозможно забыть и Фестиваль искусств в Северной Норвегии, как и дорогу в Харстад через Тромсё. Вероятно, самой важной была поездка в Ганновер, где мы провели неделю в разговорах с Владимиром Крайневым. Из них родилась книжка "Монолог пианиста", вышедшая за четыре недели до его смерти.

Среди других замечательных людей, с которыми довелось побеседовать за эти два года - Марк Минковский, Дмитрий Китаенко, Дмитрий Лисс, Александр Лазарев, Пьер Булез, Хайнц Холлигер, Малена Эрнман, Инго Метцмахер, Патриция Копачинская, Маркус Хинтерхойзер, Александр Ивашкин. Интервью с Пласидо Доминго по электронной почте, наверное, не считается, хотя отвечал он, судя по всему, сам.

Если в 2008 году мне довелось посетить 141 музыкальное мероприятие, то в 2009 - 109, а в 2010 - 85. (Стастистика-2011 более оптимистична, но об этом уже в другом посте.)

Еще две вещи, благодаря Ладе появившиеся в нашей жизни в эти два года - это Непал и горные лыжи. Думаю, услышь я такое словосочетание года три с половиной назад, мне было бы ясно, что ко мне "Непал и горные лыжи" иметь отношения не могут, хоть вместе, хоть по отдельности - впрочем, на горных лыжах до того я катался один раз в 1995 году и был доволен. Однако Ладе это удалось - вывезти сначала в Карпаты, потом в Словакию большую компанию друзей, многие из которых, включая нашу семью, встали на горные лыжи впервые (тот мой давний опыт не в счет). Между этими поездками нам с Варей удалось еще съездить в Швейцарию (должна была ехать Лада, но не смогла), и кататься мы вполне научились, отчасти даже Веня.

Пострадавшим лицом, как часто бывает, оказалась придумавшая всю эту лыжную историю Лада, серьезно повредившая колено при катании в Словакии. Поэтому на следующий год речь о лыжах уже не шла, зато на повестку дня вышла новая Ладина идея - встретить Новый год в Индии. Вскоре вместо нее возник Непал и, хотя раньше я даже не знал твердо, где он находится, сейчас мы там побывали уже во второй раз. О Непале можно рассказывать бесконечно, а о нашей поездке читайте у Лады. Я очень ее люблю.


Много важных событий происходило и в большой моей семье. И радостных, и не очень. Но в одном абзаце о них не скажешь, тут роман надо писать. Может быть, напишу.

Наша музыкальная критика (ответ Алене Ганчиковой)

Алёна, ваш пост называется "Московская сага", и в ответ также впору писать сагу. Понимаю, как обидно потратить столько времени и не получить никакого отклика, но в своей обиде вы игнорируете ряд объективных факторов, из которых складывается ситуация в нашей - умирающей? - музыкальной критике. Кое о чем из этого я на днях вам писал и позволю себе Collapse )

Здесь сходятся три фактора. Первый - сокращение внимания к культуре и особенно к теме классической музыки в наших СМИ, в первую очередь в ежедневных газетах. Второй - недостаток желания и куража у тех, кто пишет о классике, бороться с этой ситуацией, убеждать начальство в важности тех или иных событий. Третий - не слишком высокий уровень собственно нашей музыкальной жизни, из чего и возникает вышеназванный недостаток желания. Спору нет, событий много, и работай я, как прежде, в газете, где была бы возможность писать три раза в неделю, я бы легко находил поводы, тем более что кроме концертов есть интервью, юбилеи и обзоры дисков. Но поводы бывают разные. Возьмем для примера Валерия Гергиева, о котором пишете вы: несколько лет назад ни одному обозревателю ежедневной газеты не пришло бы в голову пропустить открытие Московского Пасхального фестиваля под его управлением. Сейчас это, увы, возможно, но не по одной или по двум из названных причин, а по всем трем: каждый из концертов Пасхального фестиваля, и в том числе открытие, в первые годы был уникален. Теперь программы повторяются из года в год, составляются наспех, а те, кто имеет возможность слышать Гергиева за рубежом (поверьте, мнение, высказанное у вас в комментах - отнюдь не единственное, и эти люди не сговариваются), говорят, что там он зачастую старается куда больше, чем в России. Вот и получается, что автору, который эти открытия отписывал ежегодно, совесть позволяет не отписывать еще одно, и тут его интерес совпадает с интересом главреда или завотделом, которому лишняя заметка о классике не особенно нужна.

Теперь о том, какое всё это имеет отношение к вашей ситуации. Во-первых, интересные статьи и интервью сейчас вообще мало кому нужны. Если на то же самое сетует мой друг кинокритик, который ездит по нескольким фестивалям в год, собирая целый букет интервью со звездами, не все из которых удается напечатать, о чем же говорить в связи с нашей, куда менее востребованной областью? Во-вторых, вы сетуете на то, что потратили на эту историю месяц, и вашего месяца безусловно жаль, но неужели вам заранее кто-то давал гарантии того, что ваши тексты и интервью будут опубликованы? Их сейчас, за редкими исключениями, не дает никто и никому, если речь не о конкретном заказе (в нейтральном смысле) или просьбе: места на полосах мало, событий много, шансов у заметки внештатника мало. В-третьих, слова маэстро о том, что "ни одна московская редакция материалы с упоминанием его имени не опубликует", невозможно воспринимать всерьез. Если даже оставить за бортом все публикации о конкурсе Чайковского с упоминанием имени маэстро, то вот вам целый букет публикаций за последние месяцы (в том числе и о фестивале в Анси, в том числе вышедших после конкурса, - и не одна - в том числе вполне комплиментарных). За полчаса я без труда накопал около двадцати. С учетом того, что за последнее время событий с Гергиевым за пультом в Москве не было, Collapse )

Вы спрашиваете: "Доконкурсные или послеконкурсные? Благожелательные или разгромные? А благожелательную послеконкурсную можно посмотреть одним глазком? Кстати, вот Российская газета, наверняка опубликовала бы, но я там никого не знаю". Во-первых, в этом списке есть и послеконкурсные, и благожелательные. Во-вторых, характерно, что вы об этом спрашиваете, потому что на конкурсе Гергиев обидел прессу очень крепко, я тому свидетель. Однако уверен в том, что моя коллега Юлия Бедерова, которой досталось от него сильнее всего, - и совершенно незаслуженно - не станет игнорировать следующие события с его участием и оценит их объективно. В-третьих, "Российскую газету", раз для нее вы делаете исключение, я не просматривал, там наверняка нашелся бы еще десяток публикаций. После этого слышать слова о том, что "ни одна московская редакция материалы с упоминанием его имени не опубликует", странно.

Надо иметь в виду еще и следующее: конкретно Гергиев в России выступает много, за что ему большое спасибо. Пресса на это реагирует вполне активно - ссылки перед вами. Вам удивительно, а мне нет, что то или иное московское издание не отрывает с руками очередной материал о Гергиеве, потому что писать о нем постоянно невозможно. И если та или иная редакция материалу о Гергиеве предпочитает заметку об исполнении "Прометея" Ноно в Берлине, это кажется мне вполне логичным, потому что подавляющее большинство читателей "Прометея" не слышали и в Берлин на него не ездили, а Гергиева слышали много раз и еще не раз услышат. Хотя, конечно, лучше было бы, найдись возможность опубликовать обе заметки. Однако никакого заговора, никакого бойкота за этим не стоит. Кажется, всё.

Посты, которые надо написать

Пыртырщик и благодарность Варе Т.

Как меня приняли за Евтушенко

Два года. Веня (это должно быть началом большой серии "Два года")

Вихри враждебные (название пока условное)

Update. Худший мультфильм всех времен и народов

Праздник детства

Ездили с Веней на дачу к друзьям. Я понимал, что в отсутствие Лады мне придется с ним туговато. И что он ребенок повышенной бегучести, прыгучести, убегаемости и так далее - понимал тоже. Более того, из присутствующих большинство тоже Веню видело не первый раз и о его названных свойствах знало. И тем не менее ни гости, ни хозяева, ни я не предполагали, что в дождливый день он окажется настолько подвижен, намочит, сменит и опять намочит столько комплектов одежды... Вот как об этом написал один из присутствовавших:
Я понял, кто такой сын Илюхи Овчинникова Веня. Это Rebel Without A Cause нашего времени. Про него уже можно снимать фильм, и он будет символом нового бунтующего поколения. На снимке: Вениамин на недавних посиделках у Мити и Юли, после того, как он третий раз окунулся головой в бак с дождевой водой. Это окунание было лишь одним эпизодом в череде бесконечных похождений [...] Вени. Существенно заметить, что всё это делается им не напоказ, не для привлечения внимания, а даже порой тайно, сугубо в порядке какого-то личного немотивированного экзистенциального бунта.
Читаю это и не знаю, плакать или смеяться, стыдиться или гордиться. Склоняюсь ко второму варианту в обоих случаях, хотя до сих пор, вспоминая это, испытываю чувство некоторого обалдения, поскольку речь идет о моем собственном ребенке, с которым в большинстве ситуаций я вполне справляюсь, а тут за ним гонялся то я, то еще несколько опытных родителей, и тем не менее он представлял собой стихию весьма мало управляемую. Выглядело это примерно так.












Сейчас сложно поверить в то, что Веня был в свое время без преувеличения идеальным ребенком. До того момента, пока не научился вылезать из кроватки.

СУД - Павел Коган против Консерватории и "Газеты"

Несколько слов о том, что произошло 18 февраля в Пресненском суде.

История началась в ноябре 2008 года, когда ректор Московской консерватории Тигран Алиханов дал интервью "Газете". Главной темой стало то, что Министерство культуры, по словам Алиханова, давит на консерваторию с тем, чтобы та бесплатно предоставляла залы определенным коллективам, не требуя арендной платы. Идея и инициатива интервью исходили от Алиханова и его помощников, заинтересованных в скорейшей публикации. В интервью были задеты интересы четырех дирижеров, однако реакция последовала лишь от одного. Люди из команды Гергиева хотели выступить в "Газете" с изложением своей точки зрения, однако редактор отдела культуры этой идеи не принял, и они с ней больше не выступали.

Через месяц почти весь наш отдел был уволен. Еще через месяц один из "обиженных" дирижеров, Павел Коган, подал в суд на Алиханова и на "Газету", намереваясь отсудить 4 млн рублей за нанесение ущерба его деловой репутации. Тем временем Алиханов с должности ректора был снят - по сообщению источников в Консерватории, не без влияния того самого интервью. Это не отменяло предстоящего суда; суть его, впрочем, была не совсем такова, как следовало из сообщения, разосланного пресс-секретаршей Когана Анастасией Мизикаевой. Иск был адресован не Алиханову и "Газете", а Консерватории, "Газете" и мне как автору интервью. Юрист, с которым я консультировался, посоветовал ходатайствовать в суде о привлечении Алиханова как соответчика и вооружил меня книгой, посвященной разбору похожих дел. Изучив ее, я и отправился в суд - по иронии судьбы, в двух шагах от редакции "Газеты".

Суд шел около трех часов. Присутствовали судья С.В.Максимкин, секретарша, юрист из Консерватории, юристка из "Газеты" Татьяна Кожевникова, автор этих строк, представитель истца (Михаил Ефимович, фамилию не расслышал - далее М.Е.) и сидевшая при нем неотлучно г-жа Мизикаева. Позже пришли еще две сотрудницы суда; они сели справа от судьи и стали сшивать нитками материалы старых дел. Одна из них была темнокожа и весьма свободно одета, что добавляло абсурда ситуации.

Вначале выступил М.Е., огласивший суть исковых требований: пожилой, косноязычный товарищ в пиджаке поверх старого свитера. Он просил суд взыскать 2 млн рублей с Консерватории + столько же с "Газеты" и с меня совокупно. На вопрос судьи о том, чем обусловлена сумма, М.Е. ответил, что продажную прессу пора призвать к ответу и что она про хорошее не пишет, а пишет только про скандалы. Свои слова М.Е. проиллюстрировал художественным образом: "Если новый мост построят, ни одна газета не напишет, а вот если мост взорвется, напишут все". Упоминая имя Алиханова, М.Е. утверждал "Ректору не подобает заниматься такими вещами" и даже "Ректору неповадно говорить такое", перепутав "не подобает" и "неповадно". Помимо 4 млн рублей, М.Е. требовал от "Газеты" напечатать опровержение четырех фраз, будто бы нанесших ущерб доброму имени Когана. Сильнее всего истца задел фрагмент.

Дело доходит до прямого обмана, как с концертом памяти Хачатуряна. Мы предоставили зал, оркестр Павла Когана играл бесплатно, и Коган дирижировал бесплатно, но потом я узнаю, что кто-то заплатил оркестру, дирижеру и выкупил 500 билетов.

Пытаясь опровергнуть эти слова, М.Е. сообщил, что "выкупить" билеты никто не мог: "Билеты на концерт распродавались... то есть распространялись бесплатно". Не единственная его оговорка: цитируя фрагменты интервью, где перечислялись Гергиев, Коган и Горенштейн, М.Е. ни разу не смог произнести фамилию Гергиева правильно, называя его то ГеОргиевым, то ГергИевым. Он также предоставил документы о том, что зал был предоставлен оркестру не бесплатно.

Следом выступила юристка "Газеты" Татьяна Кожевникова. Ссылаясь на различные статьи Закона о СМИ и Постановления Пленума Верховного Суда "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", она показала, что интервью не содержит порочащих истца сведений. Концерт памяти Хачатуряна проходил при поддержке Союза Армян России, Посольства Армении в России и других организаций, и слова "кто-то заплатил оркестру" не являются распространением сведений о получении "черного нала", вычитанных между строк представителем истца: речь может идти об оплате транспортных расходов для оркестра или о спонсорском взносе. Само интервью является ответом официального лица на запрос "Газеты", сделанный через пресс-службу, что не противоречит Закону о СМИ. Таким образом, интервью не содержит ни оснований для того, чтобы весь оркестр п/у Павла Когана (116 человек), как следует из слов истца, стал жертвой "нравственных страданий" и "морального ущерба", ни сведений о "черном нале" и "обмане публики". Немного деталей добавили юрист Консерватории и я.

Пришла пора вопросов и ответов. М.Е. интересовался моей степенью участия в подготовке текста: он был уверен в том, что Алиханов такого сказать не мог и что слова "кто-то заплатил оркестру" приписал я. Ввиду моей юридической безграмотности, на вопросы отвечала либо Татьяна, либо я, но не без ее совета. И на вопрос о том, сколько длилась наша беседа с ректором, я ответил, что не помню. А на вопрос о том, редактировался ли мною текст, Татьяна ответила, что авторское высказывание ректора редактуре не подлежит. На вопрос о том, дословно ли в тексте воспроизведены слова ректора, Татьяна ответила утвердительно и добавила, что мы располагаем аудиозаписью, хотя и без нее можем ответить положительно, ведь ректор опубликованного текста не оспаривал. Кроме М.Е., слушать запись никто не рвался, поскольку разговор в любом случае шел только о словах, попавших в опубликованный текст. Тем не менее было решено ее прослушать, и минут десять ушло на поиск колонок и подготовку аппаратуры. Помимо полной копии беседы, у нас был диск с ключевыми ее фрагментами; прозвучал в суде и самый интересный из них.

Почему дело доходит до прямого обмана, как это было с концертом памяти Хачатуряна 6 июня? Они проводили благотворительный концерт и требовали бесплатно предоставить им Большой зал. Оркестр играл бесплатно, Коган дирижировал бесплатно... а потом я узнаю, только давайте не будем выяснять, откуда: "То есть как бесплатно? Да мы же им заплатили 5 000 долларов и выкупили 500 билетов"! Hе буду называть, кто. Но кто-то заплатил оркестру и дирижеру 5 000 долларов за этот концерт и выкупил при этом 500 билетов в зале. И это благотворительный концерт!? Как Райкин говорил, "вы меня извините". Это обман.

М.Е. оказался в сложном положении. С одной стороны, едва ли он хотел бы видеть в печати именно эти слова. С другой стороны, он торжествовал, поскольку текст очевидно не соответствовал опубликованному, и пытался уличить нас в обмане. Обмана нет, - ответила ему Татьяна, - поскольку напечатанный текст дословно соответствует речи ректора, к которой ничего не приписали ни редакция, ни интервьюер; когда берется интервью, то не все вопросы и ответы обязаны попасть в печать, а многое зачастую говорится и не для печати. М.Е. кипел, но возразить не смог, судья не возражал тоже.

Затем М.Е. вновь завел разговор о "нравственных страданиях оркестра" (как будто кто-то показывал оркестру публикацию) и уточнил, что "один из членов оркестра попал в больницу из-за нравственного стресса". Он попросил вызвать в качестве свидетеля г-жу Мизикаеву, которая могла бы многое добавить на эту тему. Судья объяснил, что свидетель должен был ждать вызова в коридоре, а не присутствовать на процессе с самого начала, и просьбу отклонил. Тогда М.Е. попросил внести уточнение в исковые требования: речь шла о некоторых поправках в тексте опровержения, которое должно было бы быть опубликовано "Газетой". Судья не возражал и дал 15 минут на внесение исправлений в 4 экземпляра. Ввиду отсутствия под рукой ксерокса, представители истца переписывали текст ручкой, и перерыв продолжался 35 минут.

После перерыва судья вернулся, принял уточненные исковые требования и удалился для вынесения приговора. Федеральному государственному учреждению культуры "Московский Государственный Академический симфонический оркестр под управлением Павла Когана" в удовлетворении иска было отказано.
  • Current Music
    Губайдулина : Фортепианный квинтет

ПОЙМАН ЛЖЕЧУБАЙС! (eще из редакционной почты)

From: Ваши 6 соток
To: russ@russ.ru
Sent: Friday, November 01, 2002 4:32 PM
Subject: ПОЙМАН ЛЖЕЧУБАЙС!


ПОЙМАН ЛЖЕЧУБАЙС!

В деревне Новосурино Можайского района местный житель, прозванный соседями “Чубайсом” сумел решить для себя энергетическую проблему. Он умудрился самостоятельно подключиться к действующей высоковольтной ЛЭП, провел тайный кабель к своему дому. И в доме и в сарае, где живут корова с теленком сразу стало тепло и светло. Не надо тратиться ни на балонный газ, ни на дрова. А планы у местного энергетического олигарха были наполеоновские. Он подумывал наладить в родной деревне уличное освещение, в качестве спонсора подвести бесплатную энергию особо нуждающимся и даже, в перспективе, наладить реэкспорт энергии в соседние деревни и дачные поселки.

Увы, этим планам сбыться не удалось – инспектора энергонадзора совершенно случайно наткнувшись на незаконную врезку разоблачили энергобарона, и теперь ему еще долго придется компенсировать нанесенный ущерб.

Но Лжечубайс не расстраивается – в его ближайших планах - написать президенту Украины и предложить свои услуги в качестве консультанта “по энергетическим проблемам”...

От редакции газеты "Ваши 6 соток"

www.sotki.ru