Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Мама

Тут все цитируют перлы детей, но куда реже - перлы взрослых, если только это не политики и не пьяные. Между тем, с детскими перлами, которые часто бывают уникальны и ни с чем не сравнимы, вполне сопоставимы, по-моему, иные перлы моей мамы. Речь идет об особом жанре: мама засыпает и начинает рассказывать (часто - совершенно ясным голосом и не теряя связи с реальностью) то, что ей снится. Надо лишь успевать записывать. Хотите - верьте, хотите - нет, но вот что я записал этой ночью.

- - - - - - - - - - - - -

Тут у меня негра поймали в товарном вагоне и повесили, а он раскопался, залез на колокольню православную и оттуда стреляет в солнце. Стрелы прямо одна в одну, наверное, хочет туда залезть. О, за ним какие-то лезут тоже на колокольню! Надо ему, не знаю, есть ли у него топор, он же индеец, а, он негр, вот если бы он был индеец, у него был бы томагавк, о, ура, вот он индеец и у него томагавк, щас он лестницу отрубит, чтоб не лезли. Дрянь-то какая! Отрубил. Называется, спи. Ой, там японцы пришли. Можно почитать Маринину, но интересно, что там у него присходит. Ты знаешь, их стало два! Один превратился в другого, а теперь их двое! Вдвоем им легче от японцев отбиться. Они разговаривают на разных языках, негр с индейцем. Негр продолжает стрелять, а индеец кидает в японцев томагавки. У него отчего-то их много. Наверное, они воображаемые! Илюш, я не виновата, я правда всё это вижу. До сих пор помню, как мне снился мужик в поезде, у которого вместо головы была коробка, он из нее доставал салями и кидал в окно. Всё! Они куда-то все растворяются. Наверное, я щас усну. А! Эти двое много настреляли стрел, этот негр стрелял одна в одну, ты ничего не понимаешь, и получилась на солнце такая лестница, канат, они по нему залезают и рукой машут и говорят мне, чтоб я спала. Нет, они японцам машут. Может, это эскимосы? Нет, у них интеллигентный вид. Про японцев я смотреть не буду, нет. Скорей бы четыре часа, можно хоть будет встать! Ужас какой, Господи прости.